Интересные факты, захватывающие истории, острые новости и любопытные статьи

» » Кризис Ока – война индейцев 20 века

Кризис Ока – война индейцев 20 века

 

Кризис Ока (англ. Oka Crisis) — столкновения индейцев-мохавков с населением квебекского посёлка Ока в 1990 г. В ходе кризиса, который длился 78 дней, был убит 1 квебекский полицейский. Кризис стал кульминацией столкновений индейских племён с властями Канады по поводу прав на землю во второй половине XX века. Противостояние в Оке, столкновения в Оке, события в Оке - разные названия одного и того же: получивших в свое время широкий резонанс. События 1990 года в поселке Ока под Монреалем, где состоялась весьма жесткая конфронтация между индейцам-мохауками, отстаивавшими свои права на священную рощу в стычках с жадным муниципалитетом и призванными им силовиками.

В июле-сентябре 1990 была заложена основа для конфронтации, попыткой расширить поле для гольфа за счет индейской земли. В качестве объектов посягательства выступили кладбище предков и священная дубовая роща, посаженная в незапамятные времена - утверждают даже, что самая старая в Северной Америке лесопосадка руками человека.

Коренные народы по всей стране выражали вооружённым воинам в Канесатаке и Канаваке свою поддержку и солидарность. Каниенкехака – «народ кремня» –называют себя мохоки. Они являются одной из наций хауденошони, наряду с онейда, онондага, сенека, кайюга и тускарора. Вместе они насчитывают от 75 000 до 100 000 человек в Канаде и в США.

 Канесатаке находится в 53 км к западу от Монреаля. Численность населения составляет около 1 400 человек. Канаваке расположен в 15 км к западу от Монреаля на берегу реки Святого Лаврентия. Численность жителей — 7 000 человек.

 

Аквесасне, с населением в 12 000 человек, расположен в 75 км к западу от Монреаля, недалеко от Корнуолла, Онтарио, вдоль реки Святого Лаврентия. Город разделён между Онтарио, Квебеком и Нью-Йорком.

Луис Карониатакдже Холл, видный оратор в Ганиенке, художник и писатель, создал флаг Единства, иначе называемый флагом мохокских воинов. В 1978 году в Канаваке стала работать школа выживания, где ученики изучают язык мохоков, культуру и историю.

В 1979 году произошло короткое противостояние между воинами и штатной полицией в Аквесасне. В том же году в Канаваке полицейские застрелили Дональда Кросса.

В 1981 году полиция развязала насилие над микмаками в Рестигуш, Нью-Брансуик, что послужило тревожным звонком для мохоков Канаваке. Различные фракции стали разрабатывать конфиденциальный план по обороне территории.

 

На протяжении 80-х годов прошлого века наблюдалась повышенная фракционная борьба, касающаяся азартных игр и казино в Аквесасне. В конце 80-х полиция начинает захватывать казино в Аквесасне, конфискует игровые автоматы и отнимает деловые записи, утверждая, что эти казино уклоняются от уплаты налогов и являются незаконными. Некоторые мохоки также выступили против казино, обвиняя их в коррупции и антиобщественных последствиях. В декабре 1987 года более 200 полицейских провели рейды по шести казино в Аквесасне, изымая игровые автоматы. 

В Канаваке эволюционировала другая форма «теневого» бизнеса: дешёвые сигареты, как результат контрабанды. В конце 80-х десятки маленьких хижин выстроились у дороги. 

1 июня 1988 года более 200 вооружённых до зубов полицейских, вторглись в Канаваке и провели рейды по табачным киоскам. В ответ на это воины захватили мост Мерсье и заблокировали шоссе.

 В июле 1989 года около 400 агентов ФБР и штатных полицейских вторглись в Аквесасне и на первых порах были остановлены воинами. Полицейские вновь совершили ряд налётов на казино. В это время воины мохоки патрулировали улицы, чтобы выявить и сдержать полицейских от вторжения на их территорию. Некоторые анти-игорные фракции выступили на стороне полиции.

30 марта 1990 года вертолёт Национальной гвардии Вермонта якобы был обстрелян, когда пролетал над Ганиенке, и был вынужден совершить посадку. ФБР и полиция штата Нью-Йорк попытались проникнуть на территорию. Противостояние длилось несколько дней.

В это же время ужесточились споры про-игорных и анти-игорных мохоков в Аквесасне. Стали происходить поджоги и перестрелки. 1 мая 1990 года было убито два индейца, и сотни полицейских вторглись в Аквесасне. В Канаваке были другие проблемы и гораздо больше единства; часть доходов от торговли сигаретами использовалась для финансирования Длинного дома и воинского сообщества. Воины также использовались в качестве охранников. Несмотря на конфликт в Аквесасне (или возможно из-за этого) воины из Аквесасне продолжали оказывать помощь мохокам в Канесатаке в течение весны 1990 года.

 Причиной Окского кризиса стало предложение о расширении поля для гольфа и новых элитных домов гольф-клуба и городского муниципалитета. Впервые это предложение прозвучало в марте 1989 года. Мохоки в Канесатаке встревожились, поскольку площадь, предназначенная для «развития», захватывала часть сосновых лесов, поле для лакросса и мохокское кладбище.

В 1717 губернатор колонии, не вполне законным путем, передал землю индейцев католической семинарии, дабы та распоряжалась ею в интересах мохауков, вторым обязательством семинария пренебрегла, распродав часть земель колонистам, из 154 квадратных миль к 1989 разошлось по рукам всё, кроме 3,6 квадратных миль. Индейцы неоднократно взывали к правосудию и грозили мерами, но до поры ситуация все-таки не доходила до обострения.

В 1959 местная администрация задумала построить поле для гольфа на девять лунок и сопутствующую инфраструктуру. Тогда было первое разбирательство, состоялся суд. Но к моменту начала слушаний всю территорию уже пустили в дело. Старинное кладбище мохауков оказалось в новых условиях, втиснуто между подъездной дорогой и парковкой гольф-клуба.

Попытка в конце 70-х заявить права на землю, установленным федеральными законами, после девятилетнего разбирательства завершилась неудачно, по каким-то бюрократическим причинам. Конец 80-х был ознаменован регулярными трениями между муниципальными работниками и индейцами, и в марте 1989 мэр поселка Ока вознамерился добавить еще девять лунок за счет остатков дубовой рощи, и построить по соседству то, что в России именуется “элитные коттеджи”.

 

Индейцы и на сей раз пытались добиться правды и справедливости судами и мирными маршами, но в нарушение достигнутой договоренности ничего не предпринимать до выяснения всех деталей и правовых вопросов муниципалитет пожелал начать работы уже летом 1989 года и 1 августа девелоперы устроили церемонию срубания первого дерева. Хотя в итоге они согласились отложить свою затею на девять месяцев, но по истечении этого срока снова взялись за свое.

Не испугало их и разбитие мохауками лагеря с боевым флагом прямо на месте будущих работ. Наконец, в начале июля 1990 года мэр направил полиции Квебека требование вмешаться, назвав как причину наличие, у защитников воздвигнутой в баррикады, огнестрельного оружия, на уговоры министра по делам индейцев наплевав.

 11 июля рано поутру полиция, численностью примерно 100 человек, в полном боевом оснащении, с оружием и слезоточивым газом, явилась к мохаукам, укрепившим свои позиции бревнами, колючей проволокой, мешками с песком, потребовать немедленной сдачи. После краткого совещания и молитв индейцы отказались, поскольку "это последний кусок нашей священной земли, и без него мы не можем жить как мохауки". Силовики атаковала баррикады, используя слезоточивый газ и шумовые гранаты, затем (неустановлено, кто первым начал) началась пальба. По результатам полуминутной перестрелки полиция отступила к подножью холма, бросила 6 машин, добавленных к баррикадам, и бульдозер. В процессе погиб полицейский капрал, пуля попала ему как раз, подмышку выше бронежилета, когда он поднял руку. Пулю потом долго изучали, на предмет кто стрелял, но толкового заключения нет до сих пор.

Мохауки приспустили свой флаг в день похорон, прислали соболезнования, но отказались признать себя виновными. Полиция, в сторону которой подул ветерок, принесший ей ее же слезоточивый газ, ретировалась, а мохауки построили баррикады уже теперь на всех въездах на спорную территорию, еще и прихватили существующее поле для гольфа, и вывесили там свой флаг. Утверждается, что юрист мохауков дозвонился до премьер-министра провинции Квебек, который узнав о смерти полисмена, предполагавшийся второй рейд приказал отменить.

Одним из важнейших элементов стратегии мохоков являлась психологическая война.

 

Во время переговоров по радиосвязи воины, зная, что их прослушивают, говорили о своём вооружении, называя тот или иной вид, который якобы у них находится в арсенале, чтобы запугать канадскую армию. Мохоки использовали различные приспособления, чтобы создать видимость наличия оружия. Так, дисковый инструмент для резки металла использовали для имитации ракетницы М-72. Сантехническая чёрная труба, размещённая в задней части пикапа, была замаскирована под противотанковый гранатомёт. Пустые коробки из-под обуви, раскрашенные в чёрный цвет и размещённые на мосту Мерсье, выглядели как взрывчатка. Эти уловки отлично работали, поэтому индейцы не стали закладывать на мосту настоящую взрывчатку, позаимствовав её из строительных фирм Канаваке.  Но, к слову сказать, эти уловки работали. Когда в конце августа армия распространила пресс-кит о вооружении индейцев, в него оказались включены фото М-72.

Всего, по оценкам, у мохоков Канаваке было 600 единиц оружия: автоматы АК-47, охотничьи ружья, дробовики, пистолеты, полуавтоматы 50-го калибра. Оружие продолжало поступать в течение всего лета. Так, после третей или четвертой недели кризиса, путём контрабанды индейцы Канаваке смогли получить 80 автоматов АК-47.

 

В тоже время индейские вожди со всей Канады собрались в соседней общине мохауков в Каннаваке и решили поддержать братьев по крови, община Каннаваке из солидарности блокировала стратегический мост в Монреале, и дальше периодически о своей позиции напоминала, порой сразу три дороги федерального значения были парализованы.

Две крупные блокады в Онтарио были устроены из солидарности в июле-августе. По всей Канаде индейские племена выступили с акциями солидарности с могавками. Захватывались дома, блокировались железные дороги и шоссе, происходили акции саботажа. Неизвестные сожгли железнодорожные мосты в Британской Колумбии и Альберте, срезали пять гидроэлектробашен в Онтарио.

Поскольку мохауки одна из шести наций ирокезской конфедерации, братья по всей Канаде устраивали марши протеста и обращались в ООН, требуя бойкота Канады и вмешательства миротворческой миссии. Некоторое количество белых, до 7 тыс. человек протестовало против действий индейцев, результатом чего стало закидывание камнями стариков и женщин индейцев.

 

В окрестных городах сформировались шайки белых расистов, которые организовали массовые беспорядки и требовали от полиции прибегнуть к крайним формам насилия, чтобы открыть движение по мосту и восстановить сообщение между городами. Позже, в августе того же года, эти банды совершили нападение на группу могавков на виду у безучастных белых полицейских.

Белые дружинники и полиция всячески препятствовали работе наблюдателей по правам человека. Время от времени они должны были летать над и в Канаваке на вертолёте. Как вспоминал Финн Лингхем, норвежский судья : «Единственные, кто относился ко мне цивилизованно здесь, в Канаде, – это мохоки. Армия и полиция не предпринимали никаких действий. Это очень унизительно... унизительно по отношению к нам и, возможно, ещё унизительнее по отношению к правительству, которое не может обеспечить нам доступ к месту событий». 

После заявления Бурасса всем международным наблюдателям было приказано убираться. После их отъезда были привлечены церковные наблюдатели и местные правозащитные активисты. К концу августа поддержка мохоков на баррикадах Канаваке, которая была настолько сильна на протяжении большей части лета, начала снижаться. В последние дни августа всего около десяти воинов, вооружённые автоматами АК-47, несли дежурство, другие же были вооружены лишь охотничьими ружьями 22 калибра. На некоторых баррикадах насчитывалось от двух до трёх воинов.

 

После заявления Бурасса об окончании переговоров, мохоки собрались в Канаваке, чтобы принять решение. Один из военных лидеров с позывным «Маленький Моряк» спросил воинов, готовы ли те вступить в бой, если армия начнёт атаковать и большинство призналось в том, что они не готовы спустить курки. Около 80 % индейцев проголосовало за демонтаж баррикад.

14 августа премьер Квебека запросил помощи военных, на основании того же закона. Ситуация напоминала 1970 год, во время кризиса, вызванного делами "Армии освобождения Квебека", задействовано было примерно 4500 человек при поддержке различной бронетехники. Вся округа была огорожена колючей проволокой и прочими заграждениями, 1 сентября в час дня, военные пошли на штурм одновременно с севера, запада и востока, до стрельбы так и не дошло, индейцы отошли в построенный на их территориях комплекс реабилитационного центра для алкоголиков и наркоманов.

В ночь на 28 августа армейские вертолёты, то опускаясь, то взлетая, летали на Канаваке, чтобы создать впечатление небольших самолётов, что отмечалось в средствах массовой информации. Эти действия должны были сбить с толку правительственных чиновников, настаивавших на военном вторжении, аресте воинов и разоружении. Ложный эрлифт был использован военачальниками как предлог не вторгаться в Канаваке. 

29 августа мохоки и солдаты начинают демонтаж баррикад вокруг Канаваке. По соглашению с военными воины в масках, не носившие оружие, не подвергались аресту, поскольку это заняло бы ещё дней восемь, чтобы демонтировать баррикады и повторно открыть движение по мосту Мерсье. Демонтаж баррикад транслировался по ТВ, и воины в Канесатаке узнали об этом. Некоторые были в полной растерянности и даже сочли себя преданными. Небольшая группа воинов, оставшаяся в Канесатаке, была наиболее решительна и бескомпромиссна. Отношения между ними и военными по-прежнему были напряжёнными. Несколько инцидентов едва не привели к перестрелке. Так, в одну из ночей солдаты пробрались к линии мохоков и похитили флаг.

 На контрольно-пропускных пунктах поперёк дороги на Канесатаке была натянута колючая проволока, и казалось, военные оцепили ею весь район. Но на самом деле это была видимость, поскольку армейское командование лелеяло надежду на то, что воины разойдутся сами, как это было в Канаваке. В ходе переговоров офицеры неоднократно напоминали воинам, что безопасный коридор по лесу к северу от Канесатаке все ещё открыт. На исход воинов из поселения надеялись и федеральные чиновники, которые публично осудили действия мохоков и обещали предать всех смутьянов суду.

Некоторые воины считали эти предложения правительства ловушкой, другие же упорно не желали покидать свои позиции и остаться до конца сентября, когда канадский парламент начнёт проводить заседания. К концу августа в Канесатаке оставалось только 35 воинов. Из них меньше десятка были из общины. Прочие были онейда, анишинабе, микмак и т. д. Ряд мужчин из Канесатаке просто-напросто отложили своё оружие и оставались дома.

31 августа семья местных жителей вернулась домой и нашла свой дом разграбленным. В этом были обвинены два воина — Лазанья и Норьега. На заседании кто-то хотел устроить самосуд, другие предлагали сдать их в полицию.  Лазанья и Норьега сильно избили тех, кто предлагал сдать их в полицию, но их все же скрутили и арестовали.

В то же время армия продвигается поближе к баррикадам мохоков. Генерал-лейтенант Кент Фостер, командующий войсками пришёл к выводу, что решение конфликта путём переговоров с Канесатаке было практично безнадёжным. С восстановлением движения по мосту Мерсье армии не приходилось опасаться ответных действий со стороны воинов Канаваке в случае продвижения военных отрядов на мятежную территорию. Нападение Лазаньи и Норьеги на Ронни Бонспилла и Фрэнсис Джейкобс стали последним предлогом для задействования армии.

 Бригадный генерал Рой, командовавший 5-й механизированной бригадой, распространил заявление, объясняющее военное наступление:

«Я всё более обеспокоен потенциалом насилия в этом районе, учитывая существующее напряжённые отношения между индейскими фракциями и количество и видов оружия, которым они обладают.  Поэтому я решил скорректировать развёртывание своих войск с целью обеспечения безопасности гражданских лиц и моих солдат в этом районе. Это не является ни актом агрессии, ни наступательными действиями». 

Блокада, однако, затянулась, и только 26 сентября конфликт вошел в решающую фазу. Индейцы посчитали, посовещавшись, что больше ничего не удастся добиться, благо удалось лес спасти и добиться внимания к нуждам коренных народов, торжественно закопали табак, зажгли священный костер и собрались покидать комплекс, многим удалось выбраться без последствий для себя путем ловкого маневра: в мало охраняемой зоне периметра перекинуть нечто вроде мостков через колючую проволоку; пока армия поспела на место, масса участников мероприятия успела разбежаться по лесам.

Один индеец выбрался вообще из района конфликта, который ухитрился пробиться и через оцепление и добрался до американской соседней резервации, через два дня добровольно пришел в офис полиции. Итого в результате вооруженного противостояния 1 полицейский погиб, два старика умерли – один от последствий слезоточивого газа, другой от сердечного приступа после скандала с квебекцами. Мохауки сочли за лучшее принять предложение правительства в обмен на $200 тыс. отказаться от всех юридических разбирательств насчет пострадавших и нарушения прав в процессе осады.

 Противостояние в Оке имело огромное значение для всех индейцев Канады - именно после этого события и вызванного им общественного резонанса началось реальное решение проблем индейцев, и суды стали по существу разбирать их жалобы, только в первый год, после стычки, было вынесено сразу несколько важных судебных решений в пользу коренного населения - хотя Ока не стала последним местом столкновений на этом поприще.

Сопротивление каниенкехака в Канесатаке и Канаваке оказало сильное влияние на коренные народы Канады, задав тон сопротивления на протяжении 90-х годов, и вдохновило многих людей и общины принимать меры против притеснения коренных народов. Как Вундед-Ни 1973 года в США, Ока стало пробуждением для целого поколения. Кризис Ока в 1990 году охватил Канесатаке/Ока и Канаваке, территории мохоков, расположенные близ Монреаля, Квебек.

В 1997 г. канадское правительство приобрело спорную землю и передало её мохавкам.

Спасибо за интерес. Оценивайте, ставьте лайк, комментируйте, делитесь. Подписывайтесь.


 Вернуться назад

Читайте так же:

  • Ложная беременность ради любви
  • Уникальное пятнистое озеро
  • Подборка интересных фактов №24
  • Подборка интересных фактов №12
  • 382 дня на велосипеде
  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии (0):

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.