Интересные факты, захватывающие истории, острые новости и любопытные статьи

» » Лучший русский лётчик Первой Мировой

Лучший русский лётчик Первой Мировой

 

Пётр Николаевич Нестеров - русский лётчик, разработавший первую фигуру высшего пилотажа - "мёртвую петлю". Авиаконструктор, идеи которого опередили время. Наконец, человек, первым в истории авиации применивший воздушный таран. 27 февраля 1887 года родился русский лётчик, основоположник высшего пилотажа Пётр Нестеров.

Среди тех, кто стоял у истоков мировой авиации, немало имён русских учёных, инженеров, конструкторов. Пётр Николаевич Нестеров совмещал в себе все эти три ипостаси. Человек, известный всему миру как основоположник высшего пилотажа, прожил очень короткую жизнь, но успел оставить яркий след. 

Он родился в Нижнем Новгороде 15 (27 по новому стилю) февраля 1887 года в семье офицера-воспитателя кадетского корпуса Николая Фёдоровича Нестерова.

 Петру не было и трёх лет, когда умер отец. Мать, оставшаяся с четырьмя детьми на руках, не имела средств к существованию. Семье пришлось переселиться в так называемый Вдовий дом: казённое учреждение для неимущих, увечных или престарелых вдов.

В 10 лет Петю приняли в Нижегородский кадетский корпус, где ранее работал отец. Мальчик учился с интересом, проявлял усидчивость и прилежание, был у педагогов на хорошем счету. В результате он вошёл в число шести лучших кадетов своего выпуска, которые были направлены для дальнейшего обучения в Михайловское артиллерийское училище.

Окончив училище с отличием в 1906 году, Нестеров был произведён в чин подпоручика и направлен в 9 Восточно-Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду.

 

Полеты по науке

Молодой офицер проявлял интерес к различным техническим новинкам. Во Владивостокской крепостной воздухоплавательной роте Нестеров обратил внимание на аэростат и предложил офицерам роты идею об использовании его как наблюдательного пункта для корректирования артиллерийской стрельбы.

Он сам разработал правила для воздушных корректировщиков, лично поднимаясь на аэростате.

Но затем роту расформировали, а заболевший Нестеров был переведён в Кавказскую резервную артиллерийскую бригаду «по климатическим условиям сроком на один год».

Во Владикавказе, на новом месте службы, в 1910 году Нестеров впервые встретился с авиацией. Артемий Кацан, пилот-авиатор, построивший планёр собственной конструкции, пробудил в Нестерове новое увлечение.

Молодой человек не просто хотел летать: он стремился досконально изучить законы, которым подчиняется самолёт в воздухе, и на базе этих знаний создать более совершенную конструкцию летального аппарата.

 Летом 1911 года, приехав в отпуск в Нижний Новгород, Нестеров познакомился с Петром Соколовым, учеником основоположника отечественного воздухоплавания профессора Жуковского. Вскоре энтузиаст стал членом Нижегородского общества воздухоплавания.

Нестеров разрабатывает первые проекты самолёта собственной конструкции, а в октябре 1911 года становится курсантом Петербургской офицерской воздухоплавательной школы. В сентябре 1912 года Петр Нестеров совершает свой первый самостоятельный полёт.

Ещё в период обучения, 18 Августа 1912 года, Нестеров предпринял 13-часовой учебный полёт на аэростате, пролетев 750 верст. Полёт проходил на высоте 3400 метров. Это было серьёзным достижением отечественного воздухоплавания. Свой первый самостоятельный вылет на самолёте Нестеров осуществил 12 Сентября того же 1912 года. Спустя 16 дней он успешно выдержал экзамен на пилота - авиатора, а ещё через неделю - на звание военного лётчика. В составе авиационного отряда Нестеров был переведён из Петербурга в Варшаву, где в Ноябре 1912 года начал тренировочные вылеты на боевых "Ньюпорах" и зарекомендовал себя как лётчик - экспериментатор. Так, во время одного из полётов он набрал высоту 1600 метров ( что уже было достижением ) и, выключив мотор, кругами, восьмёрками спланировал над Варшавой, чем "привёл товарищей в трепет".

Инструкторам с Нестеровым непросто: он заявляет им, что существующие методы пилотирования несовершенны, и самолёт в руках человека способен на большее.

 

Он отлично знает математику и механику, а набравшись лётного опыта, ставит смелые эксперименты. Теоретически обосновав возможность выполнения глубоких виражей, он сам продемонстрировал их на практике.

Нестеров настаивал: самолёт при правильном пилотировании может успешно совершать посадку с выключенным двигателем. Забираясь на предельные по тем временам высоты, он выключал двигатель, и, выключив мотор, кругами и восьмёрками приводил самолёт на аэродром.

Для чего это нужно, Нестеров показал на собственном примере: в январе 1913 года у него в полёте загорелся бензин в карбюраторе, после чего мотор остановился. Не потерявший самообладания пилот привёл машину на аэродром.

После этого начальство в характеристике на Нестерова писало так: «Пётр Нестеров — лётчик выдающийся. Технически подготовлен отлично. Энергичный и дисциплинированный. Нравственные качества очень хорошие».

На основе изучения полета птиц, он разработал проект оригинального самолета без вертикального оперения. Воинское ведомство отклонило проект, но настойчивый конструктор продолжал совершенствовать свою машину. Летом 1913 года проект был одобрен, но ... без предоставления средств.

 
Работы П. Н. Нестерова над проектом самолета были вызваны его желанием решить задачу устойчивости и безопасности полета. Незнание важнейших законов устойчивости самолета, необъяснимые катастрофы на виражах вызывали у авиаторов боязнь кренов. Это нашло свое выражение в официальных инструкциях по летному обучению и в практике полетов. Повороты принято было делать "блинчиком", всячески избегая сколько-нибудь увеличенного крена. П. Н. Нестеров пришел к выводу, что поворот всегда должен сопровождаться соответствующим креном и что "как бы ни был велик крен аппарата, он не опасен, если угол крена соответствует крутизне поворота". "В воздухе везде опора", — были его слова. Первые проекты П. Н. Нестерова, относящиеся к 1909 г., касались органов управления самолетом. Проект целого самолета был им представлен 31 августа 1911 г. и на протяжении 1912—1914 подвергался небольшим изменениям. Интересна система управления его самолетом, при которой крылья могли менять свой угол установки посредством эксцентриков, а дополнительные рычаги крыльях позволяли еще вдвое увеличивать значение этого угла концах крыльев путем перекоса их. Обе половины горизонтально оперения могли отклоняться в разные стороны и таким образом заменять действие вертикального оперения, которого на самолете не было. На горизонтальном оперении были воздушные управляемые тормоза для сокращения пробега. Этой же цели соответствовала и предложенная схема шасси.

 Этот проект характеризует П. Н. Нестерова как новатора, вдумчивого и внимательного исследователя. Прогрессивной была его идея об аэродинамических тормозах, которая через два-три десятка лет была воплощена в жизнь в виде тормозных щитков для ограничения скорости пикирования, а также в виде парашюта, раскрываемого при посадке. Рекомендованная П. Н. Нестеровым идея установки крыла на эксцентриках вполне жизненна и теперь. Уже находясь в Киеве, в начале 1914 года Нестеров с помощью старшего механика отряда Г. М. Нелидова модифицировал самолет "Ньюпор-4": укоротив фюзеляж на 0,7 м, снял вертикальное оперение, рули высоты были оставлены, но их размах значительно увеличили и ввели большую площадь аэродинамической компенсации. На этом самолете выполнили несколько испытательных полетов продолжительностью около часа, после которых стало понятно, что предложенная Нестеровым схема имела существенные недостатки. О дальнейших испытаниях этого аппарата данных нет.

Но была идея, которую принимали в штыки даже друзья. Нестеров утверждал: на самолёте можно выполнять «мёртвую петлю». «Воздух есть среда вполне однородная во всех направлениях. Он будет удерживать в любом положении самолёт при правильном управлении им», — писал он.

 Когда на лекциях Нестеров рисовал схему выполнения этой фигуры, шутники вместо «петли» пририсовывали прямую линию до земли, где изображали холмик с крестом: дескать, автор сумасбродной идеи убьётся, если попробует воплотить её в жизнь.

Но 27 августа 1913 года в Киеве над Сырецким полем самолёт «Ньюпор-4» с двигателем «Гном» в 70 л. с., пилотируемый Нестеровым, выполнил замкнутую петлю в вертикальной плоскости.

Официальный рапорт гласил: лётчик на высоте 800-1000 метров выключил мотор и начал пикировать. На высоте около 600 метров включил мотор, поднял самолёт вверх, описал вертикальную петлю и пошёл в пике. Мотор снова выключил, выровнял самолёт и, спускаясь по плавной спирали, благополучно приземлился.

Как говорится, нет пророка в своём отечестве. Первенство Нестерова едва не было поставлено под сомнение. Всего через несколько дней после русского пилота «мёртвую петлю» исполнил французский летчик Адольф Пегу.

О достижении Пегу с восторгом писали газеты мира, в то время как про Нестерова почти никто не знал. Однако россиянин проявил характер, разослав телеграммы в российские газеты: «Императорскому аэроклубу уже давно необходимо подтвердить, что первую „мёртвую петлю“ совершил русский лётчик».

 

Пегу оказался человеком порядочным: приехав в Россию на показательные выступления, он встретился с Нестеровым и, сравнив даты первого выполнения «мёртвой петли», признал приоритет русского коллеги.

К началу Первой мировой войны Нестеров являлся командиром 11 корпусного авиаотряда.  Отряд Нестерова был отправлен на Юго-Западный фронт, где принимал участие в боях за Львов.

Здесь он одним из первых в России применил методику бомбометания приспособленными для этого артиллерийскими снарядами. Результаты оказались столь эффективными, что австро-венгерское командование назначило награду за уничтожение самолёта Нестерова.

Первая мировая война фактически стала первым крупным конфликтом, в котором широко применялась военная авиация. Техники воздушного боя не было вовсе: военное командование полагало, что единственной сферой применения самолётов может быть только разведка. На самолёты не ставили пулемётов, полагая, что это будет отвлекать пилотов. В результате лётчики выясняли отношения в воздухе при помощи револьверов и винтовок.

 

У Нестерова, как обычно, был свой взгляд на воздушный бой. В официальных документах было записано так: «Штабс-капитан Нестеров… выражал мнение, что является возможным сбить неприятельский воздушный аппарат ударами сверху колёсами собственной машины по поддерживающим поверхностям неприятельского аппарата, причём допускал возможность благополучного исхода для таранящего лётчика».

26 августа (8 сентября по новому стилю) 1914 года в районе городка Жолква появился австрийский самолёт-разведчик «Альбатрос», в котором находились пилот Франц Малина и пилот-наблюдатель барон Фридрих фон Розенталь. Австрийцы полагали, что находятся в безопасности: выстрелами с земли достать находящийся на большой высоте самолёт не получалось.

Тогда с российского аэродрома поднялся лёгкий самолет «Моран», пилотируемый Нестеровым.

То, что произошло дальше, вошло в историю авиации как первый таран. Самолёт Нестерова нагнал тяжёлый «Альбатрос» и врезался в него.

Это не было актом самопожертвования: как считают специалисты, русский пилот намеревался нанести шасси своего аэроплана удар по краю несущей плоскости противника. Но полёты велись с высокой интенсивностью, Нестеров был переутомлён и допустил ошибку. Удар пришёлся в середину «Альбатроса», колёса «Морана» попали под верхнюю плоскость, а винт и мотор ударили по ней сверху. Оторвавшийся мотор самолёта Нестерова упал отдельно. Скорее всего, пилот погиб в момент столкновения.

 

Австрийский самолёт какое-то время держался в воздухе, но затем из-за полученных повреждений рухнул на землю. Оба австрийских пилота также погибли.

Обнаруженное тело погибшего русского лётчика было доставлено в Киев, где его похоронили с высшими воинскими почестями.

Гибель Нестерова отозвалась болью в сердцах тысяч граждан Российской империи. Даже неприятели воздали должное бесстрашию этого человека. В одном из приказов по войскам немецкий кайзер Вильгельм II отметил: "Я желаю, чтобы мои авиаторы стояли на такой же высоте проявления искусства, как это делают русские...". Похоронен штабс-капитан Петр Николаевич Нестеров в Киеве на Лукьяновском кладбище. У Нестерова остались жена и двое детей: Пётр и Маргарита. В настоящее время в г. Нестерове (Калининградская обл., город назван так в честь Героя Советского Союза полковника С. К. Нестерова, погибшего в боях за город, до ВОВ назывался Эбенроде) проживают внучка П. Н. Нестерова Наталья (дочь Маргариты) и правнук Алексей, дельтапланерист.

 На месте гибели Петра Нестерова ещё в 1914 году был установлен монумент. В 1951 году Жолкву переименовали в Нестеров. Власти независимой Украины вернули Жолкве историческое название, а монумент в честь героя, а также открытый в городе музей не включили в список памятников истории и культуры. В результате музей был разорён, а с монумента украли барельеф из нержавеющей стали. Даже дорожки из бетонных плит, ведущие к памятнику, разобрали и увезли.

В самом Киеве, впрочем, до сих пор сохранились мемориальные знаки в честь Нестерова и его «мёртвой петли», и даже есть пока небольшая улица, носящая имя русского лётчика. Хочется надеяться, что хотя бы память легендарного пилота современные украинские власти оставят в покое.

 

Спасибо за интерес. Оценивайте, ставьте лайк, комментируйте, делитесь. Подписывайтесь.


Теги: Первая Мировая Лётчики Россия
 Вернуться назад

Читайте так же:

  • Сусанин Великой Отечественной, самый пожилой Герой СССР
  • Племянник Степана Бандера был Советским офицером?
  • 10 великих людей которые плохо учились в школе
  • 5 лет не зная пола (2 фото + 1 видео)
  • Лучшие друзья, маленькой девочки, шесть королевских кобр
  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии (0):

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.