Интересные факты, захватывающие истории, острые новости и любопытные статьи

Интересные истории всех времён и народов. Самые знаменитые и самые малоизвестные. Интересно почитать и узнать много нового. История человечества и его открытия. Развитие и технологии. Грустные и весёлые истории. Познавательные и научные. Только самые интересные и необычные, из жизни людей, животных и окружающего мира.

» » О победе наших танкистов над нацистским зверинцем у Лисува в 1945 году

О победе наших танкистов над нацистским зверинцем у Лисува в 1945 году

 

К полудню первого дня Сандомирско-Силезской наступательной операции советская пехота прорвала первую полосу немецкой обороны и упёрлась во вторую. Быстро сориентировавшись в ситуации, командующий 1-м Украинским фронтом маршал И. С. Конев ввёл в игру тяжёлые фигуры — несколько сотен танков и самоходок. Благодаря им уже во второй половине дня 12 января 1945 года советские войска вышли ко второй полосе.

Оказавшись перед угрозой прорыва, немецкое командование решило 13 января нанести мощный контрудар силами 24-го танкового корпуса генерала В. Неринга. В случае успеха это позволило бы противнику окружить часть сил Красной армии и связать затяжными боями 4-ю танковую армию Д. Лелюшенко. В документах советской 4-й танковой армии, непосредственного участника событий, развернувшуюся битву назвали Кельце-Хмельниковским сражением. А кульминацией его начального этапа стал танковый бой у маленькой польской деревни Лисув.

 

Игра мускулами

Корпус Неринга представлял собой не просто увесистый танковый кулак из двух с половиной сотен танков и САУ. На этом кулаке был ещё и кастет — 424-й тяжёлый батальон, включавший в себя 29 «Тигров» и 23 «Королевских тигра». Командующий корпусом собирался нанести удар по сходящимся направлениям, от Хмельника с юга и из района Кельце на севере. Формально у командующего советской 4-й танковой армией Д. Лелюшенко в технике было тройное превосходство. Но 750 его танков и самоходок были распределены по всему фронту наступления армии. Так что советским танкистам пришлось несладко. 

Полностью скоординировать своё наступление и ударить всеми силами одновременно у немцев не получилось. Тем не менее, 13 января на всём участке наступления армии Лелюшенко начались бои с немецкими танковыми резервами. Самые ожесточённые пришлись на долю 10-го гвардейского танкового корпуса. Немецкие пехота и танки атаковали его сразу с трёх сторон: с юга, севера и в центре. Командир корпуса полковник Н. Чупров должен был проявить всё своё умение, чтобы не только остановить контратаки противника, но и продолжать наступление. 

 

Именно 10-й корпус сражался с танками Неринга у деревни Лисув. Для советских танкистов он оказался не только самым трудным, но и самым успешным. Началось всё с того, что 12 января передовой отряд корпуса столкнулся с немецкой атакой поблизости от деревни Малещовы. Подбив 10 немецких машин и потеряв семь своих, наши танкисты взяли деревню и полностью разгромили немецкие войска, которые были в ней. Добивать противника в окрестностях Малещовы отряд не стал, продолжая наступать в сторону Кельце. Так что идущая следом за ним 61-я гвардейская танковая бригада столкнулась с упорным сопротивлением противника.

Советские танки Т-34–85 

Командир бригады гвардии полковник Н. Жуков оставил 20 танков у Малещовы для прикрытия, а сам вместе с основными силами бригады продолжил двигаться на запад. Утром бригадная разведка захватила немецкого «языка», который сообщил, что в район бригады движутся около 60 немецких танков. Получив информацию, полковник Жуков решил развернуть танки на северо-запад и захватить деревню Лисув. Сорок Т-34–85 взяли на броню десант и стремительно двинулись к населённому пункту. 

«Тигры» в грязи

Около девяти часов утра 13 января советские танки добрались до Лисува. Их появление оказалось для немцев неприятным сюрпризом, так что противник, не оказывая сопротивления, стал разбегаться. Первым в Лисув ворвался танк командира взвода гвардии лейтенанта М. Побединского. Автоматчики прямо с брони «тридцатьчетвёрок» в упор стреляли по бегущим немецким солдатам и офицерам. Вскоре Лисув был захвачен. Танкистам 61-й бригады достались богатые трофеи: брошенные автомобили и несколько складов с имуществом. Кроме того, удалось захватить два противотанковых орудия и взять в плен 40 немцев, среди которых оказался командир артиллерийского полка 168-й пехотной дивизии.

 

Несмотря на успех в Лисуве, продолжить наступление танкисты 61-й бригады не смогли. Наоборот, им целый день пришлось обороняться в деревне. Здесь бойцы Н. Жукова выполнили самую главную и трудную задачу дня, отразив в общей сложности двенадцать атак немецких тяжёлых танков при поддержке пехоты. При этом немцы били по Лисуву с трёх направлений. С юга и запада наступали 23 «Королевских тигра» и 27 «Тигров», а с севера деревню атаковали 13 «Пантер» из состава 16-й танковой дивизии. 

Первая атака с юга последовала, когда с момента захвата Лисува советскими войсками ещё и часа не прошло. Немцы бросили в бой до батальона пехоты (400–500 человек) при поддержке 20 «Тигров». Правда, в атаке смогли принять участие не все немецкие танки. Один ещё на подступах к деревне провалился под мост, не выдержавший его 56-тонной туши. Ещё несколько съехали с дороги и увязли, пытаясь совершить обходной манёвр. Те «Тигры», которые оставались на ходу, продолжали двигаться по дороге, стремясь прорваться в центр и на южную окраину Лисува. 

 Советские танки укрывались за домами, чтобы не обнаружить себя раньше времени, и ждали, пока противник подойдёт поближе. Когда до «Тигров» оставалось 150 метров, «тридцатьчетвёрки» открыли прицельный и губительный огонь, подбив сначала четыре немецких танка, потом ещё несколько. Танки, которые сохранили подвижность, были вынуждены прекратить атаку и отступить. При отходе «Тигр» с бортовым номером 332 попытался эвакуировать одного из своих собратьев, застрявших южнее Лисува, но в результате сломался, и позднее немцам пришлось его взорвать. Что касается остальных застрявших, то некоторые из них тоже пришлось бросить или взорвать из-за невозможности их эвакуации. 

 

Лисувское побоище

После неудачи в первой атаке немцы перевели дух и решили ударить посильнее. На этот раз в бой пошло сразу 30 «Тигров», половина из которых — «Королевские». Вражескую атаку поддерживали огнём 10-ствольные реактивные миномёты. Но в этот раз советские танкисты справились, хоть и понесли потери. 

Во второй половине дня кроме «Тигров» Лисув атаковали 13 «Пантер», подошедших с севера в сопровождении батальона пехоты. Бой становился напряжённей с каждой минутой, немецкие танки и солдаты рвались в Лисув с разных направлений. Их встречали огонь советских танковых орудий и стрельба автоматчиков. Противник откатывался назад, наступал снова — и так до самого вечера 13 января.

Несмотря на то что под Лисувом немцы достигли перевеса в силах, добиться успеха у них никак не получалось. Т-34–85 постоянно маневрировали между горящими домами и продолжали вести огонь, часто с близких дистанций. Особенно успешно действовала танковая рота гвардии старшего лейтенанта М. Вертелецкого. Десять его «тридцатьчетвёрок», маневрируя на местности и прикрываясь постройками, уничтожили шесть «Тигров» и «Королевских тигров», понеся при этом незначительные потери. Сам Вертелецкий был тяжело ранен во время отражения одной из немецких атак, но бой не покинул до самого конца. Впоследствии его наградили за это Орденом Красного Знамени. 

Столкнувшись у Лисува с «Королевскими тиграми», наши танкисты часто принимали их за «Пантеры» из-за похожих силуэтов. Хотя, конечно, «Тигр» подбить было сложнее. Например, на южной окраине деревни одному из них пришлось перебить обе гусеницы, чтобы остановить окончательно. При этом немецкий экипаж под командованием лейтенанта Обербрахта не спешил покидать обездвиженный танк и даже подбил ответным огнём несколько «тридцатьчетвёрок». Потом немецкие танкисты всё-таки ушли, а их брошенная машина пополнила список немецких безвозвратных потерь. 

 

При отражении одной из самых яростных немецких атак погиб полковник Н. Жуков, который не только командовал своей бригадой, но и непосредственно участвовал в бою. Других вариантов не было: у Лисува был на счету каждый танк, поэтому беречь себя комбриг не мог. Снаряд, который попал в его «тридцатьчетвёрку», вызвал детонацию боекомплекта. Через некоторое время в Лисув прибыл гвардии подполковник В. Зайцев, вступивший в командование 61-й бригадой. Командир немецкого 424-го батальона тяжёлых танков майор Семиш тоже нашёл свою смерть у Лисува во время одной из атак. 

Немцы выдохлись и прекратили атаковать примерно к восьми часам вечера 13 января. Уничтоженными и брошенными около деревни оказались семь «Тигров», пять «Королевских тигров» и пять «Пантер». Ещё несколько повреждённых танков немцы смогли эвакуировать. 61-я гвардейская танковая бригада потеряла четыре танка сгоревшими и 19 подбитыми. При этом многие из подбитых танков ремонтники смогли восстановить уже к утру 14 января. 

Немецкая неудача в Лисуве потянула за собой цепочку проблем. Противник не смог ни остановить наступление 4-й танковой армии, ни втянуть её в затяжные бои. 10-й корпус полковника Чупрова подтянул силы и продолжил наступать. Вместе с танками 3-й гвардейской танковой армии П. Рыбалко корпус в боях 13–14 января в районе Хмельника разгромил немецкую 17-ю танковую дивизию. От 424-го тяжёлого батальона вообще осталось одно название. Через два дня после Лисува «Тигры» в его составе кончились, а вместо них для батальона набрали с ремонтных баз технику, которая оказалась под рукой. 

Вскоре немецкая оборона перед Сандомирским плацдармом рухнула, и войска маршала Конева перешли к преследованию противника.

Кстати толщина брони т34-85 совсем не намного меньше толщины брони Тигра, конечно у последнего была броня не литая а катаная, что было лучше в некоторых условиях, но инженерно т 34-85 был куда оптимальнее забронирован и куда как дешевле стоил, а пушка и традиционно мощный фугас позволял выполнять прямую функцию танка - поддержка пехоты против укрепленных точек врага, второстепенная функция танка как ПТ средства также была исполнена весьма неплохо. Но что встречные танковые бои есть недочет комсостава, так как на каждый тип войск есть иной с успехом кроющий предыдущий.

 

Вот мнение одного из коментаторов:

В 1941 г. Г. Гудериан объяснял причины отказа немецких промышленников от прямого копирования танка Т-34 среди прочего еще и тем, что «... наша легированная сталь, качество которой снижалось отсутствием необходимого сырья, также уступала легированной стали русских».

Как и в Советском Союзе, броневые листы относительно небольших толщин (30 - 40 мм) для танков Pz. Kpfw III и Pz. Kpfw IV изготовлялись в Германии из стали высокой твердости - как гомогенной , так и цементированной .

На танках с увеличенной толщиной брони использовалась сталь, обработанная на среднюю твердость. Правда, повышенное содержание углерода делало ее довольно твердой даже при умеренной закалке.

Стойкость германской и отечественной брони высокой твердости советские специалисты в течение всей войны оценивали как примерно равную , а для брони средней твердости признавали небольшое преимущество немецкой стали.

Вместе с тем испытания обстрелом на советских полигонах и осмотр подбитой техники на полях сражений неизменно подтверждали повышенную, по сравнению с советской, хрупкость немецкой броневой стали и низкую ее живучесть (т. е. способность выдерживать длительный обстрел) - причем на всех типах брони и боевой техники . По итогам боев 1942 г. ученые НИИ-48 пришли к следующему выводу: «По характеру поражений при пулевом и снарядном обстреле броня трофейных танков, с точки зрения действующих в Советском Союзе технических условий на броню для танков, не является качественной и может быть оценена как неудовлетворительная, вследствие хрупкости и склонности к образованию трещин и расколов от удара снарядов и наличия отколов с тыла плит».

 А вот ещё комменты:

- СССР задавил Рейх не "трупами" и даже (прямо) не "танками" - он задавил Рейх ЭКОНОМИКОЙ.

При переходе с КВ-1С на Ис-2-122, т.е. с ~сентября 1943 года до ~мая 1944 года советская танковая промышленность отгрузила на фронт 1423 тяжелые машины (КВ-85, ИС-1-85, ИС-2-122 и САУ-122 и 152) А ЗА ВСЮ ВОЙНУ Германия выпустила только 1348 Т-VI. Гитлеру как то доложили о том, что советская танковая промышленность выпускает 500-700 танков ежемесячно. Гитлер устроил истерику по поводу того, что разведка врёт, что такое невозможно... И это было действительно так: немецкая военная разведка ПРЕУМЕНЬШИЛА кол-во выпускаемых СССР танков, на самом деле их выпускалось до 800 в месяц, а в некоторые периоды -до 2000 ежемесячно.

- Неудача немев была во многом определена действиями 63 ТБ и 16МБ которые не дали  24 ТК развернуть  силы для наступления  (2 ТД+МД, около 360 танков) Им пришлось вводить их в бой частями, и громили их по очереди.  Не вдаваясь в детали – в течении 2,5 суток 24 корпус был разгромлен. Немцы потеряли около 180 танков и САУ, наши порядка 130. За период войны наши танковые армии провели 7 встречных танковых сражений. В 2 разгромили противника, в 3 – противник перешел к обороне и в 2  к обороне были вынуждены перейти мы. А в общем то Висло-Одерская операция шгедевр в плане боевого применения танковых армий. У Конева было все же 3660 танков и САУ,  у наступающего рядом 1 Белорусского (Жуков) 3220.

Спасибо за интерес. Оценивайте, комментируйте, делитесь, подписывайтесь.


Теги: Танки ВОВ Вторая Мировая Великая Отечественная Битвы
 Вернуться назад

Читайте так же:

  • История о стреляющем дубе
  • Штурм Евпатории
  • С топором против танка
  • Штурм Рейхстага
  • Лицо тигра из 3 голых женщин (6 фото)
  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии (0):

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.