Подводная лодка "Порт-Артурец"

 

Именно в начале XX века подлодки наконец-то начали рассматривать как оружие, которое давало возможность защищаться на море даже против более сильного противника. Развитию подводного флота в эти годы способствовало отчасти и то, что флотоводцы начала прошлого века рассматривали их как разновидность миноносцев, полагая, что подлодки в будущем смогут заменить отмирающий класс надводных миноносцев.

Все дело было в том, что распространение и развитие современной скорострельной артиллерии и прожекторов, которые ставились на боевые корабли, существенно уменьшало возможности применения миноносцев – их действия, по большей части, ограничивались теперь только ночными часами. В то же время подлодки могли действовать и ночью, и днем. И хотя новые подводные боевые корабли было еще далеки от совершенства, их освоение сулило странам громадные тактические преимущества.

Почти с самого момента атаки миноносцев японского флота 27 января (9 февраля) 1904 года на русскую эскадру в Порт-Артуре российская крепость подверглась достаточно плотной морской блокаде. Неэффективность обыкновенных способов преодоления данной осады заставляла офицеров искать нестандартные решения. Главную роль в этом процессе, как и всегда, играли энтузиасты, которые предлагали командованию флота собственные проекты в самых различных отраслях военной техники: заградительные боны, оригинальные противоминные тралы, и, наконец, подлодки.

 

Ставший в будущем достаточно известным кораблестроителем М. П. Налетов (1869-1938 годы) при поддержке высших офицеров флота занимался строительством подводной лодки-минного заградителя по собственному проекту, работа кипела в мастерских Невского завода, расположенного на полуострове Тигровый Хвост, ранее здесь собирались миноносцы. Скрытно, в подводном положении, лодка должна была выйти на внешний рейд и выставить минные заграждения на пути следования японской эскадры. Идея постройки подводного минного заградителя появилась у Налетова в день гибели российского броненосца «Петропавловск», однако к постройке подводной лодки он приступил только в мае 1904 года.

В Порт-Артуре техник путей с общения М.П. Налетов первым в мире предложил перевооружить подводную лодку минами заграждения. Как он сам писал в своих мемуарах: "Первая мысль вооружить минами заграждения подводную лодку пришла мне в голову в день гибели (31 марта) броненосца "Петропавловск", взорвавшегося на японской мине, свидетелем чего я был. Взрыв двух японских броненосцев 22 мая на наших минах, поставленных у Порт-Артура, еще раз показал силу минного оружия и окончательно укрепил во мне мысль о необходимости создания нового типа боевого корабля — подводного минного заградителя.

Такой корабль решал задачу постановки мин у неприятельских берегов и тогда, когда мы морем не владели." Предположительно первая опытная лодка (модель), построенная им на свои средства и с помощью добровольных помощников, погибла при пробном погружении без экипажа (в книге Н.А. Залесского «Краб»- первый в мире подводный заградитель» этот факт не подтверждается).

 

В середине 1904 года М.П. Налетов начал строить вторую лодку, которую он назвал "Порт-Артурец", в 25 тонн водоизмещением, вооружённую двумя торпедами Шварцкопфа в рамочных аппаратах снаружи корпуса или 4 минами заграждения. Будучи человеком деятельным, М.П. Налетов решил строить подводный минный заградитель здесь же, в Порт-Артуре.

Однако это важное начинание Налетова по существу не встретило никакой поддержки со стороны местного начальства. Вся помощь М.П. Налетову в постройке лодки вначале ограничилась тем, что ему отвели место в мастерских Невского завода на полуострове Тигровый (ранее собиравшими миноносцы типа "Сокол") и разрешили пользоваться свободными станками. Разумеется, эту лодку он строил лишь на свои небольшие сбережения. Когда в начале мая М.П. Налетов обратился к командиру Порт-Артура с просьбой дать для строящейся подводной лодки два бензиновых мотора с катеров, то ему в этом было отказано.

Вместе с тем, по словам М.П. Налетова, его лодкой интересовались матросы и кондукторы с кораблей эскадры. Они часто приходили на постройку лодки и даже просили записать их в команду заградителя. Большую помощь М.П. Налетову оказали лейтенант Н.В.Кротков и инженер-механик П.Н.Тихобаев (эскадренный броненосец Пересвет). Первый помог получить из порта Дальний необходимые механизмы для лодки, а второй отпускал из своей команды специалистов, которые совместно с рабочими землечерпательного каравана работали на постройке заградителя. Несмотря на все трудности, М.П. Налетов успешно строил свою лодку.

 

Корпус подводного минного заградителя представлял собой клепаный цилиндр с коническими оконечностями. Внутри корпуса имелись две цилиндрические балластные цистерны. Водоизмещение заградителя было всего 25 т.

Он должен был быть вооружен четырьмя минами или двумя торпедами Шварцкопфа- по желанию. Мины предполагалось ставить через специальный люк в середине корпуса лодки под себя. В последующих проектах М.П. Налетов от такой системы постановки мин отказался, считая, что она весьма опасна для самой лодки, так как при постановке мин она может стать жертвой одной из них. Этот вывод, справедливый для того времени, впоследствии подтвердился на практике. Немцы на своих первых серийных подводных заградителях типа UC применили именно эту систему постановки мин, в результате чего некоторые из лодок стали жертвами собственных мин.

Осенью постройка корпуса заградителя была закончена, и Налетов приступил к испытаниям прочности и водонепроницаемости корпуса. Для погружения лодки на месте без людей он использовал чугунные чушки, которые укладывались на палубе лодки, а для всплытия снимались с помощью плавучего крана. Этот же кран предполагалось использовать для подъема лодки в случае, если бы она не выдержала испытаний и заклепочные швы дали бы течь, а лодка после снятия с нее балласта не смогла бы всплыть. Заградитель погружался на 9 м. Испытания корпуса прошли благополучно. Интересно заметить, что уже во время испытаний был назначен командир лодки - мичман Б.А. Вилькицкий. Ходовых испытаний лодка не проходила, в состав флота не включалась и официального наименования не имела.

 За экспериментом наблюдал начальник порта, контр-адмирал Р.Н. Вирен. Убедившись в том, что лодка плавает, он разрешил М.П. Налетову установить на ней керосиновый мотор, снятый с разъездного катера броненосца «Пересвет». Но этот дар поставил изобретателя, по его словам, в тяжелое положение, так как мощность одного мотора была для строившейся лодки недостаточна. На этом М.П. Налетов работы прекратил, т.к. усиленные бомбардировки Тигрового окончательно остановили работы. По воспоминаниям контр-адмирала Б.И. Дудорова, назначенный командующим этой лодкой адъютант командира порта мичман Б.А. Вилькицкий, разочарованный в строителе, вскоре от командования ею отказался.

В декабре 1904 года дни Порт-Артура были уже сочтены. Японские войска вплотную подошли к крепости и снаряды их артиллерии падали в самой гавани. Один из таких снарядов потопил железную баржу, к которой был пришвартован заградитель М.П. Налетова. К счастью, длина швартовов была достаточной и заградитель остался на плаву. Перед сдачей Порт-Артура М.П. Налетов, для того чтобы подводный заградитель не попал в руки врага, был вынужден разобрать и уничтожить его внутреннее оборудование. По судьбе корпуса лодки сведения не однозначны - в большинстве источников указывается на то, что корпус был взорван, хотя скорее всего он был затоплен на небольшой глубине или даже просто брошен на берегу. За активное участие в обороне Порт-Артура М.П. Налетов был награжден Георгиевским крестом.

Позднее предложение М.П. Налетова о создании минных заградителей было реализовано в минном заградителе "Краб".


 Вернуться назад

Читайте так же:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии (0):

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.